16:38 

Город N. Лирическая поэма

здравствуй, это снова привет из города,
надеюсь, ты не забыл, что за спиною город,
полузеленые полузамерзшие крещатика тополя
нас просили друг друга виду не терять,
поэтому снова я
и не жди ничего другого.
если о новостях – то я по-французски почти хорошо,
порвал твою синюю куртку, но думаю, что не в счет,
слушай, а знаешь, знаешь - ведь я нашел,
на чердаке твой паровозик игрушечный я нашел…
скоро день ангела: и не знаю, что написать еще.
знаешь, нам теперь говорят, что маниловы – дураки,
что в город эн не уедешь в отцовской бричке,
что чичикова в рэсэфэсэре – в темный повал с поличным,
или даже апрельским ледком да прямо на дно реки.
надо реже смотреться в зеркало, чтобы меньше старела мама,
между собою и нищими стираю любую разницу
на рынке батон теперь на восемнадцать частей ломают,
и просят продать енотовый воротник, что ты носил в гимназии.
придется - за хлеб и корзиночку крымских груш
если бывшие генералы сторонятся глядеть в глаза,
а я бы сказал – не трусьте, раз я не трушу,
а они все взглядами от церкви и до вокзала.
а две недели тому расстреляли папу
за перевод в комоде из сказочной синей птицы,
мама жжет дневники его, мама всего боится,
и дежурит под дверью призрак будущего гестапо.
Если можешь, не возвращайся и не чувствуй себя иудой,
царских денег не присылай, они не в ходу, не надо,
у нас пьес метерлинка еще на растопку груды,
а в город эн не доедешь и бронепоездом с красным флагом.



и поскольку я ни нашел ни клочка, чтобы поставить имя,
потому что тетради давно называются даром свыше,
то пишу на листах твоего романа с профилем гофмана амадея
который кричит, что время романам вышло.

а за мной скорым гонит дурная слава,
меня швырнули на шумный рынок и говорят – плыви,
писать в многолюдных барах мы потеряли право,
поэтому и у лучших стихов привкус картошки фри

мне не хватает места, потому что начало романа
если ручкой не выйдет, попробую карандаши –
не вздумай писать, что это его сломало,
«…жил человек в комнате, слишком маленькой, чтобы жить…»

в трех метрах всегда остается правда на дне души
« жил человек, но мы не знаем его фамилии…»
и вот как-то утром маленький человек решил,
убежать от создателя вдоль по трамвайным линиям.
на звук бронепоезда не оглядываются, а ложатся,
не хочешь – винтиком, будь камешком подколесным
без рода и племени, золотого пенсе и шансов
что все же удастся выбраться и пустить по откосу поезд.

не закроешь глаза и не промолчишь, где нужно,
такие порядки в моем заполошном веке
и даже когда три метра обступят живую душу
человек остается в комнате, а комната в человеке.

URL
Комментарии
2013-01-23 в 16:52 

lilac f
гонщик-нелегал
спасибо, что можно Вас читать.

2013-01-23 в 16:56 

Можно читать - это без особого отвращения?)))

URL
2013-01-23 в 17:22 

lilac f
гонщик-нелегал
к чёрту кризис личности.
особого отвращения?))) с особым удовольствием. )

     

Зеленые воды Ишмы

главная